Nature's Sunshine


eXTReMe Tracker


Матусевич Ефим Михайлович
Ефим Михайлович Матусевич родился в c. Андреево-Ивановка Одесской области в 1923 году. Отец - Михаил Эммануилович, 1896 г.р., еврей, из семьи сельского портного. В 1914-1917 гг. - солдат царской армии, фронтовик. Последнее место работы - заведующий цехом артели "Ремобувь" в г. Одессе. Мать - Фейга Самойловна, 1900 г.р., еврейка из семьи ремесленника-скорняка. Через время семья переехала в Одессу и обосновалась на Слободке.

Ефим сначала учился в школе N 16, а потом родители перевели его в школу N 98, где окончил 9 классов. У него с детства была заветная мечта, стать военным моряком, служить на Тихом океане, и командовать большим военным кораблём, напроимер эсминцем. Поэтому уже в 7-м классе он и еще 5 ребят сбежали из дома. Это было ЧП не только школы, но и для всей Слободки. Оказывается, они пешком без документов пошли в Херсон поступать в мореходное училище, где набор давно был окончен.

Учась в школе, в 1938 году поступает в комсомол. В 1940 году Ефим окончил 9 классов в 98-й школе, и учёбу в десятом классе продолжил в только что организованной Одесской военно-морской спецшколе № 6, которую окончил с отличием в июне 1941 года . К сожалению больше Одесская военно-морская спецшкола выпусков не делала.

В июне 1941 года, как раз накануне начала войны, Ефим Матусевич поступил в Высшее военно-морское училище им. П.С. Нахимова в Севастополе. В конце июля 1941 года вместе с училищем переехал в Ростов-на-Дону, откуда, когда немцы стали приближаться к городу, ушел на фронт добровольцем. Из курсантов училища был сформирован 56-й морской полк, который в Ростове перебрасывали с одного участка обороны на другой, туда, где складывалась наиболее тяжелая обстановка.

Уже в ноябре 1941 г ему присвоено звание старшины 1 статьи; он назначен командиром стрелкового отделения 81-й Отдельной морской стрелковой бригады. 9 марта 1942 года ранен в бою на Миус-реке. После ранения в правую голень, лечился в эвакогоспитале № 1802 в г. Грозный. В конце апреле 1942 года, после излечения, Ефим направлен в г. Баку, где зачисляется курсантом ускоренного курса ВВМИУ им. Дзержинского.

В августе 1942 года с ротой курсантов был откомандирован в 34-ю отдельную стрелковую бригаду, в составе которой в качестве командира взвода участвовал в обороне Владикавказа и в зимнем наступательном марше от Владикавказа до Таманского полуострова. Здесь в декабре 1942 года он становится кандидатом в члены ВКП (б).

На месте этого сражения в степи в память о мужестве и героизме черноморских моряков установили памятник в виде огромного якоря. Также далеко от моря, в осетинском селении Майрамадаг, что у входа в Суарское ущелье, на братской могиле воздвигнут гранитный обелиск с бронзовыми якорями и военно-морским флагом в память о драматических событиях, которые происходили здесь с 4 по 12 ноября 1942 года. Через Суарское ущелье шириной 3 км немцы пытались прорваться в Орджоникидзе, освободить свою группировку, окруженную в Гизеле и выйти на Военно-грузинскую дорогу. Но им оказал упорное сопротивление и не пропустил батальон автоматчиков 34-й отдельной морской бригады, сформированной из курсантов. В книге маршала Советского Союза А.А .Гречко «Битва за Кавказ» написано: «Немцы бросили на Майрамадаг 2-ю Румынскую горно-стрелковую дивизию и немецкий полк «Бранденбург». Их поддерживала артиллерия, авиация и до 60 танков. Силы были явно не равны – десять гитлеровцев против одного советского бойца».

У курсантов, которые были окружены, не было ни артиллерии, ни танков, не было даже окопов и бутылок с зажигательной смесью. Подробно об этом сражении, которое вошло в летопись Великой отечественной войны, написано в брошюре А.А. Маковского «Герои Суарского ущелья».

«Центральным зданием в Майрамадаге было одноэтажное единственное каменное здание школы. Группе автоматчиков под командованием старшины роты Ефима Матусевича было дано задание задержать танки. К концу второго дня обороны в школе возник пожар, рушились потолки, закончились боеприпасы. Был получен приказ прекратить оборону школы. Матусевич поставил на автомат последний диск и прикрыл отход своих автоматчиков. На месте боя осталось более 20 немецких солдат и 3 подбитых танка. Героическая оборона Майрамадага продолжалась до 12 ноября до подхода нашей регулярной армии. Более тысячи вражеских солдат и офицеров нашли тут свою смерть, но пройти в Суарское ущелье не смогли. Летом 1943 года в составе 383 Стрелковой дивизии командиром взвода автоматчиков участвовал в боях на «голубой линии» немцев. Здесь получил второе ранение и на поле боя был награжден орденом «Красная Звезда».

Первое офицерское звание "младший лейтенант" ему было присвоено на фронте за боевые заслуги приказом Командующего 9-й армией № 0290 от 20.05.1943 г. За успешную операцию по захвату вражеской траншеи награжден командиром дивизии орденом "Красная Звезда". В этом бою был ранен осколком в голову. По излечении направлен в ВВМИУ им. Дзержинского и был зачислен на 1-й курс электротехнического факультета (Приказ Начальника ВМИУ № 498 от 11.10.1943 г.). В декабре 1944 г. Матусевич стал членом ВКП (б). Училище Ефим закончил с отличием в октябре 1948 г.

За время войны Ефим Матусевич еще был также награжден двумя медалями «За боевые заслуги» (1943 год), медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией». А 21.07.1999 г. его посмертно наградили орденом Мужества.

На последнем курсе ВВМИУ им. Дзержинского, в мае 1948 г. Ефим Матусевич обрёл семью: женился на молодом враче Ольге, с которой был знаком ещё в школе, и которой писал свои стихи. Жена: Ольга Васильевна Русенко (Матусевич), 23 июля 1924 г.р., русская, родилась в г. Одессе. После окончания Одесского медицинского института с 1947 по 1948 гг. работала врачом педиатром в г. Заболотов Станиславской области УССР.

Приказом командующего Черноморским флотом № 0305 от 23.11.1948 г. Ефим Матусевич назначен на линкор "Севастополь" командиром электротехнической группы. За период службы на линкоре "Севастополь" участвовал в выполнении правительственного задания по приемке в Италии крейсера ("Керчь") и эсминца ("Лютый"). Здесь он служил до марта 1951 г.. В марте 1951 г. его переводят командиром электротехнического дивизиона на линкор «Новороссийск», ему присваивается звание капитана 3-го ранга. На линкоре он прослужил до 29.10.1955 г...

Людям старшего поколения, рожденным в СССР, 29 октября памятно, в первую очередь, как День комсомола. Но если спросить моряка-ветерана, особенно черноморца, что значит для него 29-й день месяца октября, то каждый из них ответит – это день Великой Скорби.

Вечером 28 октября 1955 года линкор вернулся из последнего выхода с мерной линии-мили и занял место в Северной бухте на «линкорной бочке», или бочке № 3 в районе Набережной Морского Госпиталя, примерно в 110 метрах от берега. Истинная глубина там составляла 17 метров воды и еще около 30 метров вязкого ила.

29 октября в 01 час 31 минуту по московскому времени под корпусом корабля с правого борта раздался мощный взрыв. По оценкам специалистов, его сила была эквивалентна взрыву от 1000 до 2000 килограммов тринитротолуола. С правого борта в подводной части корпуса образовалась пробоина площадью более 150 квадратных метров, а с левого борта и вдоль киля – вмятина со стрелкой прогиба от двух до трех метров. Общая площадь повреждений подводной части корпуса (не пробоины, а именно повреждений) составляла около 340 квадратных метров на участке длиной 22 метра. В образовавшуюся пробоину хлынула забортная вода, и через три минуты возник дифферент в 3-4 градуса и крен в 2 градуса на правый борт. В 01 час 40 минут о случившемся было доложено командующему флотом вице-адмиралу В.А. Пархоменко. К 02 часам 00 минут, когда крен на правый борт достиг 5 градусов, на линкоре уже находилось все командование Черноморским флотом во главе с Пархоменко. К 03 часам 30 минутам на палубе выстроились около 800 моряков, не занятых борьбой за живучесть, а у борта линкора стояли спасательные суда. И.о. командующего эскадрой контр-адмирал Н.И. Никольский предложил перевести на них матросов, но получил категорический отказ Пархоменко. Вновь просьба отпустить часть экипажа – и вновь отказ.

К 04 часам 14 минутам «Новороссийск», принявший более семи тысяч тонн воды, стал опрокидываться к верху днищем. Несколько десятков человек успели перебраться в шлюпки и на соседние корабли, но сотни моряков «как горох» посыпались с палубы в воду и были накрыты корпусом линкора. Многие члены экипажа, в том числе практически весь личный состав БЧ-5, остались внутри гибнущего линкора. Часть из них длительное время держались в воздушных подушках отсеков, но спасти удалось лишь девять человек. По воспоминаниям водолазов, замурованные и обреченные на смерть моряки пели «Прощайте товарищи…» или более известного «Варяга». К утру 30 октября линкор «Новороссийск» затонул. Только к утру 1 ноября водолазы перестали слышать стуки обреченных и заживо погребенных под водой. Всего при катастрофе погибло от 609 до 617 человек, включая аварийные партии с других кораблей эскадры.

Гибель линкора "Новороссийск" и его экипажа, которая произошла в Севастопольской бухте 29 октября 1955 года, оказалась самой тяжелой по количеству человеческих жертв катастрофой в Военно-морском флоте СССР. В октябре 2005 года в Севастополе в канун пятидесятилетия этого трагического события провели военно-историческую конференцию, с соответствующими мероприятиями на кладбище Коммунаров и Братском кладбище, где с воинскими почестямипочтили память погибших моряков.

Вновь и вновь вспоминали героев, не дрогнувших в минуты смертельной опасности, сражавшихся, как в бою, за живучесть своего корабля. О них написаны десятки книг, монографий, опубликованы мемуары. И во всех названо имя капитана 3 ранга Ефима Михайловича Матусевича, исполнявшего обязанности командира БЧ-5. Именно он вместе с оставшимися в живых после взрыва подчиненными проявил высокие профессиональные качества, самообладание, принимал все меры по обеспечению живучести корабля, чтобы предотвратить гибель "Новороссийска", не покинул боевой пост до последней минуты жизни.

На заседаниях Правительственной комиссии, которую возглавлял заместитель председателя Совмина СССР В. А. Малышев, проходил опрос участников и очевидцев катастрофы. На них присутствовал Главком ВМФ СССР, Адмирал Флота Советского Союза, Герой Советского Союза Н. Г. Кузнецов. Слушая "оправдывающие" ответы одного из адмиралов, он твердо высказал свое мнение: "Электротехническая группа погибла. И в этих условиях, видимо, лучшее, что можно было сделать, Матусевич сделал".

Правительственная комиссия так отметила, в частности, действия непосредственных руководителей борьбы за спасение корабля Е. М. Матусевича, Ю.Д. Городецкого и В.М. Иванова (начальника Технического управления ЧФ): они умело и самоотверженно вели борьбу с водой, хорошо знали свое дело, проявили инициативу, показывали образцы мужества и героизма. Однако все это сведено на нет и обесценено неквалифицированным и нерешительным руководством. Такова истина, которую признавали и признают самые высокие флотские и ответственные специалисты военно-морского дела - Ефим Михайлович Матусевич и его погибшие товарищи совершили воинский подвиг.

На старинном кладбище, где похоронены участники первой и второй оборон Севастополя, воздвигнут достойный памятник погибшим, с 12-метровой фигурой Скорбящего Матроса из бронзы, гребными винтами линкора «Новороссийск», с приспущенным знаменным флагом. В обрамлении силуэта опрокинувшегося корабля — эпизоды отчаянной и героической борьбы за спасение линкора. На пьедестале монумента горит золотом: «Родина — сыновьям». И еще на мраморной плите, открывающей мемориал, выбито: «Мужественным морякам линкора «Новороссийск», погибшим при исполнении воинского долга. Любовь к Родине и верность присяге были для них сильнее смерти».

Указом Президента Российской Федерации от 5 июля 1999 года № 871 все моряки, погибшие на линкоре «Новороссийск», за мужество, отвагу, самоотверженность, проявленные при спасении экипажа, награждены орденом Мужества посмертно.

Почти четыре десятилетия эта тема для широкой общественности была закрыта. И лишь в конце 1980-х годов появились первые публикации (статьи) писателя-мариниста Николая Черкашина, потом интервью ветеранов-черноморцев И.Г. Смолякова и О.П. Бар-Бирюкова, воспоминания Н.И. и В.Н. Никольских, проливающие свет на случившуюся трагедию...

В 1996 году внучка Е.М. Матусевича, ученица 7-го класса школы № 3 Юля Руденко, участвовала в ежегодном литературном конкурсе "Жизнь каждого принадлежит Отечеству", который проводил Фонд истории и культуры им. Геннадия Черкашина. Вот строки из ее сочинения:
"У нас дома хранятся старая офицерская фуражка и кортик. Это вещи моего дедушки, который погиб 40 лет назад. Я уже много знаю о нем, и мне кажется, что он был настоящим морским офицером, человеком чести. Жаль, я не была знакома со своим дедушкой, да и мама моя его почти не знала, ведь она была еще очень маленькой, когда он погиб. Моему дедушке было всего 17 лет, когда началась война. Он пошел на фронт добровольцем, воевал на Северном Кавказе. Во время войны фашисты сожгли в Одессе всю его семью - маленькую сестру, братика, маму и отца. А он даже не знал об этом. И только после войны, когда приехал в Одессу, он узнал об этой трагедии. Он, наверное, очень страдал, но никогда никому не жаловался, носил свое горе в себе. И вот пришел тот самый роковой день - 29 октября 1955 года. Ефима Матусевича оставили за главного в машинном отделении. Ночью произошел взрыв, потом три часа люди боролись за выживание. За свой корабль. В последние минуты дедушка приказал многим матросам выходить наверх, и они спаслись. А сам он предпочел погибнуть вместе со своим кораблем. Ведь, если бы он спасся, как бы потом смотрел в глаза родным тех матросов, которые погибли в ту ночь?! Те, кому удалось спастись, рассказывали, что Ефим Матусевич был спокоен, сосредоточен, тужурка застегнута на все пуговицы. Таким они и запомнили своего любимого командира Я думаю, что память - это очень важная вещь. Разве можно забыть такого честного, умного и отважного человека?! И если я - его внучка, значит, я должна стараться быть похожей на него. Я постараюсь ничем не запятнать его имя"

Статья любезно предоставлена сайтом "Город-герой Одесса"